• English

    ООО "Рождество" Росcийская Федерация
    601105, Владимирская обл.
    Петушинский р-н, д.Рождество
    тел/факс: 8 (49243) 2-52-89;
    8 (905) 518-43-11
    е-mail: rozhdestvo@yku.ru

  • Один из самых преданных своему делу Российских фермеров

    статья Роланда Олифанта

    Обзор по России

    Иностранец руководит работой наиболее успешной молочной фермы во Владимирской области.

    Джону Кописки не нравится, когда его называют иностранным фермером. Уроженец Великобритании, Джон имеет Российский паспорт, имеет семью в России и принял православную веру. Он использует «мы» и «наши», когда говорит о России и русских. При этом, его ферма, Рождество, совсем не типична для Владимирской области. После 30-минутной поездки от деревни Петушки, по длинной, с рытвинами, дороге, мимо неиспользуемых (часто заросших) полей, вы видите постройки из гофрированной стали, покрашенные в синий и желтый цвет. Все это напоминает грамотно спроектированное промышленное предприятие в сельской местности, но большие стальные ангары не являются складами. Это коровники и помещения для дойки. Через дорогу расположены обширные, возделываемые поля, где заготавливается солома и силос для фермы.

    Все это очень сильно контрастирует с запущенными полями и разрушающимися кирпичными постройками советского периода, типичными для сельского ландшафта России. Отличие в масштабах, проектировании и, что наиболее важно, в управлении, которое совершенно очевидно строится на принципах, действующих Западных странах.

    Именно эти отличия позволяют рассматривать ферму как пример успешного хозяйства, как в регионе, так и по стране в целом. Рождество является наиболее успешной фермой во Владимирской области, которую часто посещают представители других ферм, предприятий и местной администрации, в том числе из других регионов, рассматривая данное хозяйство как пример для создания собственного современного предприятия.

    Как отмечает Кописки, ни в одной стране сельскохозяйственное производство не является простым делом. Современное сельскохозяйственное оборудование стоит дорого, при создании новой фермы не стоит ожидать быстрого возврата инвестированных средств, следует строить долгосрочные планы.

    По словам американского управляющего фермой Кописки, Лорина Грэмса, в США от 40 до 50 процентов вновь создаваемых ферм становятся банкротами в течение трех лет. Когда Кописки создавал свою ферму во Владимирской области, “банкротство ферм было обычным явлением.”

    Следовательно, не следует удивляться тому, что интерес Кописки к фермерству не был обусловлен просто желанием заработать деньги, причинами явились определенный идеализм и стечение обстоятельств. После того как семья Кописки приобрела дачу в деревне Покров, в 30 км. от деревни Петушки, Джон и его жена предложили настоятельнице местного монастыря вступить во владение разрушенной фермы в этой деревне и создать “скит ” — ферму при монастыре. После того, как стало очевидно с какими трудностями придется столкнуться (надо было что-то делать со 100 коровами и обрабатывать 200 гектаров земли), настоятельница отказалась. Но Кописки с женой решили не останавливаться.

    “К этому моменты наши переговоры велись уже достаточно долго, и мы почувствовали, что  нам нравится заниматься фермерством. Мы понимали, что деревни умирают, и понимали, что мы можем оказать помощь через церковь и за счет небольших инвестиций в сельскохозяйственную деятельность,” вспоминает Кописки. “Полагаю, что мы были в определенной степени филантропами, а в определенной степени идеалистами.”
    Данные обстоятельства привели к созданию первой фермы Кописки, в Крутово (участки в Покрове оказалась слишком заболоченными). К 2003 году, Богдарна, что означает “Дар Божий” перестроила и переоборудовала разрушенные коровники, в которых содержалось порядка 700 голов скота, построила церковь в деревне и инвестировала порядка 2,5 миллионов долларов. Предприятие нельзя было назвать эффективным. “За 4 года мы потратили большие деньги, поддерживая местную общину, при этом наша молочная ферма была убыточной,” говорит Кописки. “В конце концов, мои партнеры сказали, ‘если ты хочешь называть это хобби и терять на этом деньги, очень хорошо. Но если ты хочешь называть это бизнесом, закрывай ферму.’”

    Основными проблемами большинства Российских ферм являются старые здания, устаревшее оборудование и методы.

    Хотя переоборудованные кирпичные коровники были чистыми и “выглядели очень привлекательно,” работать в них было неудобно, помещения были темными и не обеспечивали достаточного притока воздуха. Кописки узнал, что кирпичные коровники, спроектированные исходя из неверной предпосылки, что коровы должны находиться в тепле (коровы чувствуют себя наиболее комфортно при температуре от плюс пяти до минус пяти градусов Цельсия и могут выдерживать температуры до минус 40), не обеспечивают комфортных и благоприятных для здоровья животных условий. “Вы получали Турецкую баню, значительное количество легочных заболеваний, и, что неудивительно,  меньше молока,” поясняет Кописки. Кописки и его жена решили, что “единственным правильным вариантом было строительство современных помещений.”

    Решение о строительстве новых, современных  помещений было правильным. Хотя инвестиции в ферму Рождество, действующую уже 6 лет, еще не окупились, данная ферма не является убыточной, как ферма Богдарна. “Мы считаем, что то, что за последние 4 года мы работали без убытков, хотя и не получали прибыли, можно считать хорошим результатом” отмечает Кописки, “особенно с учетом издержек освоения нового предприятия, допущенных ошибок, капитального ремонта и модернизации, а также всех инвестиций в землю, строительство и в оборудование.”
    Это безусловно, достижение. Фактически, до того, как в связи с экономическим кризисом банки прекратили выдачу кредитов, Кописки и руководители его предприятия планировали расширить деятельность и удвоить количество коров.

    Ассимилировавшийся протекционист

    При этом Кописки считает, что основным фактором, который позволил ему добиться успеха, не следует считать строительство современных хорошо проветриваемых помещений, тщательно сбалансированный рацион или использование самого современного оборудования. “Основное – принципы управления,”
    считает Кописки. “Как обеспечить в нынешних условиях рентабельность General Motors?” (Этот пример оказался не очень удачным). Только за счет правильного управления.”

    Что касается данного основного фактора, Рождество привлекает Западных управляющих—просто потому, что нет других вариантов. “К сожалению, было просто невозможно найти молодого Российского управляющего, который смог быть приехать и руководить работой новой фермы,” отмечает Кописки. Поэтому мы нашли Грэмса, фермера из США, который занимался фермерством всю свою жизнь, и ответственного за поголовье Леви Хенсли, из семьи фермеров из Миссури.

    То, что успешная работа Рождество в столь значительной степени зависла от привлечения иностранных специалистов много говорит о состоянии тех деревень, которые Кописки был намерен спасти. Наличие рабочих и специалистов всегда было проблемой — многие уезжали в Москву, а алкоголизм был настолько серьезной проблемой, что трудно было найти даже неквалифицированных рабочих.  Очень плохо было то, что в России были утеряны опыт и культура сельского хозяйства. “Мы потеряли наших крестьян – фермеров как класс. У нас нет людей, которые знают как работать на земле,” говорит Кописки. Чтобы найти таких людей как Хенсли, которые, по его словам  «выросли на ферме, знают, как ухаживать за животными, просто обладают значительными знаниями о фермерстве,” Кописки пришлось искать специалистов за границей.

    При этом, Хенсли и Грэмс являются специалистами не только потому, что они родились и всю жизнь работали на ферме. У них есть образование, необходимое для того, чтобы руководить работой современной фермы и решать различные сложные вопросы. В Росси не готовят специалистов, обладающих необходимыми знаниями. По словам Грэмса, “В какой-то степени, наша ферма является университетом. Первое, что мы говорим выпускнику сельскохозяйственного колледжа – забыть все, чему его учили, поскольку для обучения специалистов в России до сих пор используют те учебники и те знания, которые устарели 30 лет назад.”

    Комфортные условия для коров, особенно температура в коровниках —должны ли коровники быть закрытыми или открытыми —один из вопросов, который обсуждается наиболее часто. Используемые на ферме Рождество большие открытые ангары из гофрированной стали часто вызывают недоумение и даже неприятие со стороны тех, кто привык к небольшим, кирпичным коровникам, типичным для России.
    “Часто люди откровенно шокированы тем, что мы делаем,” отмечает Кописки, говоря о многочисленных представителях фермерских хозяйств, компаний по производству продуктов питания и администрации регионов, которые бывают на ферме каждый год.
    “Они говорят, что нам нужно лучше заботиться о наших коровах и перевести их в теплые коровники’ —очевидно, что это объясняется просто неправильным пониманием.”

    Иностранные специалисты фермы Рождество рассматривают это как часть процесса обучения.“ В Америке отношение было таким же, когда мы начали строить открытые коровники тридцать или сорок лет тому назад,” отмечает Грэмс. “Это непрерывный процесс.”


    Но бесполезные догмы все еще действуют. Когда Кописки и его жена начали заниматься фермерством, они поняли, что корова может давать 6,000 литров молока в год, а не 2,500 и не  3,000 литров, хотя их Российские коллеги говорили им, что следует ожидать надоев на этом уровне.  Сейчас Кописки утверждает, что люди, не способные обеспечить надои порядка 6,000 литров в год —около 20 литров в день - “не должны заниматься фермерством.” Средний по стране показатель по объему производства молока составляет 3,800 литров в год. Средний показатель по ферме Рождество (1900 голов) составляет порядка 10,000 литров в год.

    К сожалению, немногие Российские фермы имеют показатель порядка 20 литров в день. Эти, по словам Кописки “черные дыры” выживают благодаря правительственным субсидиям. Кописки убежден, что от данных хозяйств необходимо избавляться, чтобы обеспечивать устойчивое развитие сельскохозяйственного производства в России. 
     “Нормальное развитие невозможно без жертв,” отмечает Кописки. “Хозяйства будут становиться банкротами.” И, если верить его словам, банкротами станут многие и очень скоро.

    Ситуация усугубляется тем, что несколько лет назад, с целью модернизации отрасли, государство предоставило фермерам кредиты сроком на восемь лет для строительства новых объектов и строений. При этом, полагает Кописки, очень немногие из тех, кто получил кредит, были способны осуществлять эффективное руководство, и добываться повышения надоев, а не просто строить новые здания. В результате, многие фермы сейчас имеют существенные долги и не имеют средств погасить эти долги. Другими словами, “мы в преддверии кризиса непогашения долгов в секторе молочных ферм,” отмечает Кописки.

    Этот кризис неизбежен, даже в том случае, если правительство попытается задержать его, увеличив сроки погашения кредитов на несколько лет. Кописки вовсе не против предоставления субсидий, напротив, он считает, что они могли бы предоставляться в большем объеме, особенно в форме налоговых льгот, предоставляемых фермерах в ряде стран, в частности в США. При этом, являясь безусловным сторонником свободного рынка, он полагает, что только невидимая рука (рыночный механизм регулирования в условиях свободной конкуренции по теории Адама Смита – примечание переводчика)  способная излечить болезни сельскохозяйственной отрасли России.

    Ответом, полагает Кописки, должен быть отказ от региональных субсидий и переход на субсидии, предоставляемые на федеральном уровне, на основании государственной стратегии. Фермам в северных регионах, в частности, следует предоставлять более существенные субсидии на заготовку кормов, чем фермам в южных регионах, где урожайность выше. “Если же правительство примет решение о том, что нам не нужны фермы в северных регионах, хорошо,” говорит Кописки. “Я готов к конкуренции на свободном рынке – пока данная конкуренция является честной.”

    Существуют другие причины для огорчения. Плохая транспортная инфраструктура - плохие дороги, недостаточные объемы железнодорожных перевозок, нехватка погрузочного оборудования в портах—все это обуславливает проблемы с доставкой продукции на рынок. Несовершенство законодательства, коррупция – эти проблемы столь же характерны для Российского сельского хозяйства, как и для других отраслей.
    Кроме того, отмечает Кописки, инвесторы более заинтересованы в прибыли, которая может быть получена за счет импорта, и значительно менее заинтересованы в долгосрочных инвестициях в сельское хозяйство со значительными сроками возврата средств по инвестициям.

    Фермерство это не тот бизнес, в котором деньги делаются быстро. Необходимы инвестиции на очень длительные сроки, а прибыль – если вообще предприятие будет прибыльным – невелика. Это тот вид деятельности, которым занимаешься потому, что тебе нравится этим заниматься, либо у тебя есть к этому призвание, или по привычке. Как правило, этот вид деятельности не привлекает предпринимателей. Но Кописки, который в определенной степени был первопроходце в том смысле, что он начал внедрять западные методы фермерства в России, опасается, что в случае, если сельскому хозяйству России не удастся избавиться от системных изъянов, отечественные фермеры будут вытеснены иностранными. “Петр Столыпин, министр реформатор во времена царствования Николая II, который пытался провести реформу сельского хозяйства, говорил ‘нам нужна великая Россия’. Правительство должно решить хочет ли оно этого,” отмечает Кописки.

    Реформы, которые Кописки считает необходимыми, будут болезненными, в результате данных реформ не удастся спасти всех вымирающих сельских жителей.
    Фактически, кризис, обусловленный неспособностью фермерских хозяйств обеспечить погашение кредитов, может уничтожить многие общины. Будущее за крупными фермами, конкурентными на национальных и мировых рынках. Кописки размышляет о том, какова будет реакция Европы в случае, если Россия будет экспортировать не только газ, но и продукты питания. “Фермерство в России будет развиваться. Вопрос в том, кто будет этим заниматься. Если мы сами не сможем, придут предприниматели из стран Европы, которые продадут землю в своих странах по цене 20,000 евро за гектар, а здесь купят за 800 долларов.” Таких предпринимателей этот “иностранный” фермер не ждет. “Я русский. Лично я считаю, что Россия должна сама контролировать производство продуктов в своей стране.”